Комплексная программа развития Байкала потеряла туристическую составляющую | sibtourport.ru

Комплексная программа развития Байкала потеряла туристическую составляющую

7
6 минут
Комплексная программа развития Байкала потеряла туристическую составляющую
Программа «Байкал: великое озеро великой страны», заявленная в 2017 году Президентом России, за пару месяцев видоизменилась до неузнаваемости. Вместо комплексного подхода, включающего защиту окружающей среды, социально-экономическое развитие прилегающих территорий, культурные и научные программы, осталась только экологическая часть. В итоговый документ не попали проекты развития туризма, транспортной инфраструктуры (включая строительство причальных сооружений на Байкале и нового аэропорта под Иркутском), организация экологически чистых видов бизнеса. Поскольку размах в итоге получился уже не тот, трансформировалось и название проекта: вместо «Великого озера великой страны» он стал именоваться «Уникальный Байкал».

Как сообщил на пресс-конференции, состоявшейся 10 мая, губернатор Иркутской области Сергей Левченко, изначально проект был рассчитан на период до 2030 года и предусматривал общий объём инвестиций в 635 млрд рублей. Но минприроды России изменило паспорт проекта и отправило на согласование в правительство РФ более экономный вариант, предусматривающий мероприятия по предотвращению загрязнения озера и Байкальской природной территории (около 93 млрд рублей), восстановлению биоресурсов Байкала (42,6 млрд рублей), ликвидации накопленного вреда (48,7 млрд рублей) и исследованию Байкала (2,4 млрд рублей). Глава минприроды РФ Сергей Донской, комментируя изменение концепции, заявил, что идеология проекта не нарушена: в качестве первоочередной задачи была поставлена экологическая реабилитация Байкала, она и сохранена. «В высокой степени готовности есть ещё блоки, связанные с туризмом, с социально-экономическим развитием и вообще в целом с развитием Байкальской природной территории. Если в министерство поступит поручение от правительства, то социально-экономические разделы будут возвращены», - пообещал федеральный чиновник.

Иркутское профессиональное туристское сообщество восприняло новость об изменении концепции программы с большим сожалением. «Мы расстроились, - признаётся Вадим Копылов, директор компании «Гринэкспресс». - Несколько месяцев работали в довольно интенсивном режиме, тратили личное время, интеллектуальные ресурсы, разрабатывая «туристическую» часть проекта. То, что её выкинули, вызывает сожаление». Но это, по мнению эксперта, не самое главное. «Если (в программу – STI) не включены блоки, посвящённые социально-экономическому развитию, то чем эта программа будет отличаться от ФЦП защиты озера Байкал, которая с треском провалилась?» - задаётся вопросом собеседник STI.

По мнению Вадима Копылова, без экономической части эффективность программы «Уникальный Байкал» в целом вызывает большие сомнения. «По всей видимости, это будет попытка даже не решить, а только локализовать некоторые проблемы. Но практика уже доказала: запретами на Байкале мало что решишь, нужно создавать стимулирующие условия», - полагает эксперт.

То, что из программы исключили вопросы экономики и оставили одну экологию – большая ошибка, уверен Юрий Коваленко, председатель Сибирской Байкальской Ассоциации Туризма. «Убрали организованный туризм, хотя он приносит наименьший вред: плановая нагрузка на природоохранную территорию нацпарка от него намного ниже, чем от неорганизованных отдыхающих, - сетует руководитель СБАТ. - Не регулировать и не учитывать тенденции в развитии туризма – значит создать дополнительные сложности в решении экологических задач. Не знаю, как эта концепция минприроды сочетается с предложениями Владимира Путина по сохранению озера Байкал, развитию туризма на его берегах. А ведь Байкал – это одно из самых перспективных мест в России для развития внутреннего и въездного туризма».

По словам Игоря Коваленко, при грамотном подходе туризм даёт огромный мультипликативный эффект, подтягивая и вопросы экономического и социального  развития, стимулирует бизнес-активность населения, а, в конечном счёте, развивает природоохранные технологии. «Если в Байкальском регионе мы не займемся комплексным развитием туризма, то территорию будут хаотично занимать иностранные «инвесторы». Мы можем потерять озеро для наших детей», - опасается Игорь Коваленко.

Тема иностранных инвесторов (прежде всего граждан КНР, активно скупающих недвижимость на Байкале) особенно болезненная для иркутских туроператоров. «Тревожный момент: есть ощущение, что расчищается путь для точечного вливания больших китайских инвестиций, - говорит Константин Мамаджанов, директор туркомпании «Спутник-Байкал». – Если это так, то нужно сопротивляться со всей яростью. Китайские деньги нельзя допускать к ресурсам. А Байкал – это уникальный природный ресурс».

По словам Константина Мамаджанова, в России нет ни одного примера, когда бы китайские инвесторы получили доступ к освоению российских ресурсов, и это принесло бы выгоду россиянам. «Если бы мы дали поле в аренду, и они нам его вернули плодородным, а не отравленным на десятилетия вперед, или участок леса под вырубку – с последующим полноценным лесовосстановлением, ещё можно было бы говорить о качестве таких инвестиций, - рассуждает эксперт. – Но жизнь показывает, что мы даём ресурсы, а получаем разруху».

В настоящее время практически всё, что создано на Байкале, является результатом частных российских инвестиций. Сейчас, полагают собеседники STI, настало время для решительных шагов со стороны государства. Без программы государственного развития, выгодной местным жителям и бизнесу, невозможно требовать соблюдения природоохранных стандартов. «Туризм, если он грамотно организован, – это продолжение экологии, - утверждает Роза Халтуева, вице-президент Межрегиональной ассоциации событийного туризма Сибири. – Разделять эти две темы не стоит, если ставится цель сохранения Байкала. Экология неразрывно связана с традициями. И если под туризм заложить этнокультурный фундамент, многие вопросы будет легче решать».

Те же Ёрдынские игры, история которых насчитывает столетия, имеют связь с экологической культурой коренных народов Прибайкалья, отмечает Роза Халтуева. «В древности на этих землях был такой порядок: зимой – охота, рыбная ловля. Весной, когда рыба идёт на нерест, а у зверей появляется потомство, местные племена уходили от Байкала, от лесов к горе Ёрд, где проводились духовные шаманские обряды, затем – спортивные состязания, игры. Здесь парни присматривали в соседних племенах себе невест, обменивались опытом мастера народных промыслов. И бережное отношение к окружающей среде было законом, которому все неукоснительно следовали. В основе современного туризма должны лежать элементы тех традиций», - уверена собеседница STI.

Однако «Уникальный Байкал» имеет шанс далеко отойти от местных традиций. Иркутские туроператоры высказывают сомнения в компетентности организации, выигравшей тендер на разработку проекта. Предпочтение федеральной конкурсной комиссии было отдано фирме из Санкт-Петербурга, при этом вне проекта оказался разработчик ФЦП по охране озера - Институт географии им. В.Б. Сочавы СО РАН – один из основных НИИ, занимающихся темой Байкала. И пока не ясно, согласятся ли иркутские ученые пойти на субподряд к питерским менеджерам, особенно с учётом того, что на окончательный вариант документа они повлиять не смогут.

Фото: STI

Читайте новости STI на нашем канале на Яндекс.Дзен

Подписывайтесь на аккаунты в Facebook и ВКонтакте
  • Комментарии
Загрузка комментариев...