Органайзер

19.10.2019 – 26.10.2019
Таины Дальнего Востока: Приморье и Сахалин
Рекламные туры

20.10.2019 – 31.10.2019
Рекламный тур во Вьетнам из Красноярска
Рекламные туры

20.10.2019 – 30.10.2019
Рекламный тур в Таиланда из Красноярска
Рекламные туры

Все мероприятия (35)

Конкурируют ли туроператоры с агентами за прямого клиента:
День в истории
19 октября

1995 год:
Авиакомпания «Сибирь» открыла регулярное сообщение по маршруту ...
Также в этот день

STP-эксперт

Нематериальные ценности

06.02.2015

В середине 90-х годов с лёгкой руки алтайской предпринимательницы Светланы Шиловой в долине реки Катунь, как грибы после дождя, стали появляться первые в Сибири «зелёные дома». В условиях катастрофической безработицы на сельчан подул ветер перемен. В Горном Алтае началась эра сельского туризма, который дал возможность жителям региона поддержать семейный бюджет и даже открыть собственное дело. Сейчас Светлана Шилова занята реализацией нового проекта. Её помыслы отданы ещё одному «делу жизни» -  комплексу русской культуры «Десятиручка».

STI: Вы стояли у истоков сельского туризма в регионе. Как это направление становилось на Алтае?

С.Ш.: В сельский туризм я пришла в 1997 году в качестве предпринимателя, который обучал новому веянию жителей Алтая. Сама искала семьи, сама учила, что и как нужно делать. Когда я поняла, как много надо вкладывать в сельский туризм, как много нужно средств для его продвижения, тогда создала некоммерческое партнёрство «Зелёный дом». И все хозяйства, которые объединились вокруг меня, стали его членами. Это было в 1999 году. На тот момент в организацию вошли 35 человек.

«Зелёный дом» стал профессиональной некоммерческой организацией, основанной на членстве и общем интересе людей. Учредителями партнёрства стала я и моя семья, которая активно мне помогала. Мы заключали договоры с теми хозяйствами, которые хотели попробовать себя в «сельском туризме», оказывали людям необходимые для старта услуги. В частности, обучали, как нужно принимать туристов, создавали и описывали турпродукты, учитывая интересы и возможности семей, и продвигали продукт на рынок. Тогда у нас не было даже компьютера. Мы снимали фильмы, показывали их населению, участвовали в туристских ярмарках и разъезжали с альбомами по турфирмам, рассказывая о возможностях нового вида отдыха.

STI: Как финансировалась эта деятельность?

С.Ш.: Взносы были символическими. Мы стали привлекать различные средства для развития нашего бизнеса, главным образом – гранты международных фондов, с помощью которых дело пошло в гору. В 2001 году мы получили самую весомую грантовую поддержку в размере 23 тысяч долларов.

Партнёрство «Зелёный дом» активно работало до 2007 года. К тому времени уже все пользовались сотовой связью. И туристы предпочитали ехать на сельский отдых не через нашу организацию, а напрямую к сельчанам. В расширении партнёрства также не было смысла, иначе нужны были более серьёзные инвестиции. Пришлось закрыть дело. Сначала я сильно переживала, а потом поняла, что организация достигла своей цели – помогла создать успешный бизнес на селе. Все члены «Зелёного дома» к моменту его закрытия стали опытными и толковыми предпринимателями, которые владели красивыми туробъектами.

После закрытия организации, созданной моей семьей, я продолжила работу эксперта в сельском туризме в некоммерческом партнёрстве «Орион» в Горно-Алтайске. Когда я вместе с другими специалистами ездила по региону, видела нашу работу и гордилась.

STI: И всё-таки в чем заключался успех «Зелёного дома»?

С.Ш.: Два года назад к нам приехала делегация из Омской области, для которой мы делали ознакомительный тур. Вот тогда, когда мы возили гостей по усадьбам, я поняла, в чем успех нашего дела. С самого начала мы занимались продвижением объектов сельского туризма. Ни одна сельская семья в том состоянии, в котором она находилась до вступления в наше партнёрство, не могла ничего сделать, чтобы о ней узнали. Людям не хватало квалификации для привлечения туристов.

Сейчас есть интернет, это упростило процесс продвижения. Но в селах Республики Алтай многие до сих пор не умеют пользоваться компьютером. Если умеют, то найдётся ряд тонких моментов, по которым люди не могут использовать этот ресурс для продвижения своего «зелёного дома».

STI: Если я не ошибаюсь, в своё время вы разработали даже классификацию средств размещения сельского туризма?

С.Ш.: Когда я разрабатывала классификацию средств размещений по категориям (нулевая, первая, вторая, третья) и требования к ним, использовала зарубежный опыт. Я предложила градацию, расписала отличия, чтобы можно было предложить определённую стоимость для каждой категории средств размещения. Всё это делалось исключительно для потребителей, потому что суть любой классификации заключается в том, чтобы клиенту было удобно разобраться в уровне предлагаемых услуг и сервиса. Однако не учла, что за границей «зелёные дома» представляли настоящую разветвлённую сеть, а в России ни о какой сети и речи не было. Это я поняла намного позже. Убеждена в том, что даже сейчас классификация в российском «зелёном туризме» не нужна, потому что классифицировать пока нечего. Классифицировать - значит, вносить какие-то ограничения, а для чего, когда у нас это туризм только-только начинает развиваться.

STI: Откуда вы черпали знания, которые передавали сельским жителям, ставшим впоследствии предпринимателями?

С.Ш.: Мне иногда кажется, что программа, по которой я обучаю людей сельскому туризму, была озарением. Я увидела громадные перспективы. Без транспорта, без телефона, без денег, я моталась повсюду и нашла людей, с которыми мы создали канал, по которому туристы поехали в сельские дома Горного Алтая.

STI: Согласно Вашей системе обучения сельскому туризму, кто или что в нём главенствует?

С.Ш.: Самые главные люди в сельском туризме – это крестьяне, которые знают свою местность, у которых есть добротное жильё, коровки, хорошие земельные участки или сенокосные угодья. Это владельцы собственности, живущие в красивой чистой местности. Село может предоставить массовому туризму чрезвычайно конкурентоспособный и ценный для горожан турпродукт. Горожане, приезжающие в сельский дом, который не сопоставим с турбазой в этом же селе, меняются. Крайне важно, что в сельском туризме обслуживание туристов осуществляется хозяевами. Здесь нет и не должно быть наёмных работников.

STI: В Алтайском крае не раз предпринимались попытки создать отраслевые некоммерческие партнёрства и кооперативы среди предпринимателей из сельского туризма. Но пока это ни к чему не привело. На чём должно держаться такое объединение, чтобы быть успешным?

С.Ш.: За последние два года на федеральном уровне появилось множество программ, поддерживающих внутренний туризм. Появилось такое понятие как «хозяйственные виды деятельности в сельской местности». Сейчас у муниципалитетов есть возможность привлечь в регионы средства для развития сельского туризма. Прежде всего нужна заинтересованность власти. В 2013 году по приглашению губернатора Томской области я выступала перед главами районов региона. Этот факт говорит о заинтересованности властей в развитии сельского туризма на их территории. «Зелёный туризм» меняет жизнь села. Люди, которые там живут, должны не только привлекать туристов, но и защищать свой мир и знать, как это делать.

В Республике Алтай власти не обращают внимания на это направление. Но, тем не менее, им начинают заниматься самые отдаленные районы региона. В Кош-Агачском районе есть нищие сёла, жители которых очень хотят принимать туристов в своих домах, но без поддержки властей они не знают, с чего начать. Там нужны серьёзные меры поддержки.

Если я не ошибаюсь, в Алтайском крае работает некоммерческая организация, которая содействует сельскому туризму. И я знаю точно, что эти люди привлекают бюджетные средства. Но это неправильно. Привлеченные средства распадаются уже во внутреннем бюджете организации. А сельский туризм – это слишком конкретное ежедневное дело, с которым нужно работать КАЖДЫЙ ДЕНЬ. Нужно модернизировать сайты, нужно менять на них информацию, нужно придумывать дополнительные меры для продвижения, организовывать акции, аккумулировать информацию о событиях в селе, районе, регионе.

STI: Сейчас в регионах Сибири сотни «зелёных домов» предлагают туристам свои услуги. Из них далеко не все востребованы и имеют постоянный доход. Какие ошибки чаще всего допускают хозяева сельских домов, организуя собственный бизнес?

«В агротуризме самое ценное – это огород, сад, крестьянский уклад жизни, нематериальные ценности – умение петь, знание троп в горах, толковый уход за скотиной – то, чего лишены горожане. Не осознавая это, сельчане начинают строить на своих участках отели и мини-отели, базы»

С.Ш. Большая ошибка сельчан, которые приходят в туризм, состоит в том, что они начинают копировать организацию средств размещения, приём и обслуживание туристов по примеру гостиничного бизнеса городов. У нас нет системы обучения и консультирования, к которой бы начинающий предприниматель мог обратиться и прийти в определённую службу с просьбой помочь сделать первые шаги, чтобы быть конкурентоспособным. В итоге каждый делает всё на свой страх и риск – как на соседней турбазе. Сельский житель не осознает, что в агротуризме самое ценное – это огород, сад, крестьянский уклад жизни, нематериальные ценности – умение петь, знание троп в горах, толковый уход за скотиной – то, чего лишены горожане. Не осознавая это, сельчане начинают строить на своих участках отели и мини-отели, базы. Вот и всё.

STI: Как вы сотрудничаете с республиканским турбизнесом?

С.Ш. Последние восемь лет после того, как НП «Зелёный дом» было закрыто, я и моя семья создали экскурсионный объект - комплекс русской культуры «Десятиручка», который находится в селе Чепош Чемальского района. Мне новое дело очень дорого. Но оно снова не приносит желаемых доходов, потому что потребность в культуре у людей вторична. Лучше поесть, поспать, отдохнуть на природе и уже после можно окультуриться. В продвижении нашего продукта есть определённые тонкости. Но те, кто к нам приходят, возвращаются снова и снова.

Турфирм, с которыми мы сотрудничаем, немного. Привозят к нам группы иностранцев. Последний раз были немцы, для которых я сама на немецком языке делала программу. Было душевно. Для меня важно донести до них то, чем живут русские люди. Недавно нашими гостями были финны, в группе был слабый переводчик. И я слышала, как она искажает своим переводом смысл сказанного: обережная кукла в её переводе была «игрушкой», а это в корне меняет значение.

При этом, считаю, что нас мало знают. Всё дело в продвижении. Дело в том, что турфирмы Горного Алтая продают средства размещения, экскурсионку же никто не продаёт. Для того, чтобы услуги «Десятиручки» вошли в программу тура, нам нужно приложить неимоверные усилия, чтобы достучаться до туроператоров. За все восемь лет, что мы работаем, только одна турфирма региона, принадлежащая Сергею Зяблицкому, включила нас в свои туры.

Справка:

Комплекс русской культуры «Десятиручка» знакомит гостей с традициями русской народной куклы, славянской писанкой, гончарным делом, хороводным и песенным искусством, игровой и праздничной традицией. В комплексе работает сувенирный магазин, где продаётся продукция мастерской: русские народные куклы, славянские писанки, гончарные изделия, текстильные лоскутные и валяные из шерсти изделия. Их можно приобрести через интернет-магазин.

Материал просмотрели 2976 посетителей

Комментарии читателей (1)

старый турагент Пт, 2015-02-06 16:35

На соглашусь со Светланой Гавриловной, классификация по елочкам была понятной и очень удобной

Оставить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.
Подписка на ЭБ STI

Чтобы подписаться на Электронный бюллетень STI, заполните, пожалуйста форму