Органайзер

19.11.2019
Зимняя полётная программа. Особенности ОАЭ
Презентации/семинары

19.11.2019 – 26.11.2019
Рекламный тур в Китай из Томска
Рекламные туры

20.11.2019
7 причин посетить Вьетнам
Тренинги

Все мероприятия (17)

Вы доверяете официальной статистике?:
День в истории
18 ноября

2003 год:
В Хабаровске прошел учредительный съезд ассоциации Музеев Дальнего Востока, ...
Также в этот день

STP-эксперт

Макро-проблемы микро-бизнеса

14.04.2010

В конце 2009 года был создан Общественный совет при Дальневосточном управлении Росграницы. Его работу возглавил руководитель Дальневосточного регионального отделения Российского Союза Туриндустрии Александр Осауленко. Своим видением специфики общественных и бизнес-процессов, характерных для туристского рынка Дальнего Востока, Александр Осауленко поделился с корреспондентом STI.

STI: В чем, на Ваш взгляд, заключается специфика дальневосточного туристского рынка?

А.О.: Большинство компаний в Хабаровском крае относятся даже не к малому, а микро-бизнесу с оборотом менее 10 млн. рублей и обслуживают не более тысячи человек в год. Между тем отечественное законодательство со все возрастающими цифрами финансовых гарантий и высказывания некоторых людей от власти и бизнеса все настойчивее ведут нас к мысли, что турбизнес – занятие для богатых. Это не так. На рынке должны быть ниши и для крупных структур, и для средних, и для мелких – все они могут вполне гармонично дополнять друг друга.
В силу нашей удаленности от центра до нас не доходят не только европейские технологии, но и те, которые используют центральный и сибирский регионы. У нас нет своего краевого авиаперевозчика и мы – приграничная территория. Даже в пределах нашего региона у каждого его субъекта – своя туристская специфика. Прописать её в отраслевом законе, конечно, невозможно, но некоторые нюансы в федеральном законодательстве должны быть.

STI: Как практически эта специфика может быть учтена?
 

А.О.: Прежде всего это касается финансовых гарантий. Очевидно, что они должна быть дифференцированы в зависимости от объема туристских услуг. Нашего рынка это касается в большей мере, нежели любого другого регионального.

STI: Как турбизнес Дальнего Востока пережил кризисный 2009 год?
 

А.О.: 2009 год показал, что отрасль живет, что мы все-таки многое умеем, знаем и что наш потенциал больше, чем можно было бы предположить. Это был наш первый год без «своего» авиаперевозчика. При общем спаде объемов продаж в этот год достаточно мощно проявило себя китайское направление – выездной турпоток в КНР вырос. С помощью китайских операторов мы смогли сделать туры доступными, и надо сказать, что кризис еще больше приблизил нас к китайскому турбизнесу. Неожиданный импульс с приходом «Пегас Туристик» осенью 2009 года получила Юго-Восточная Азия. Хотя до этого мы думали, что из-за своей дороговизны направление уже сдает позиции. А потребитель не смог отказаться от демпинговой цены. С приходом «Пегас Туристик» в Таиланд полетели отдыхать люди, которые за границей вообще ни разу не были. Хотя долгие годы мы безуспешно пытались эти группы людей сделать своими клиентами.

STI: Как Вы оцениваете общероссийский процесс укрупнения операторов?
 

А.О.: Как объективный. В нынешних условиях любой бизнес, в том числе и туристский, будет укрупняться. Другой момент, готовы ли к этому руководители компаний технологически и психологически? На Дальнем Востоке – нет. Лишь небольшое количество компаний сможет объединиться, и для этого надо реально представлять себе пути развития этого бизнеса. К нам уже приходят крупные операторы, а так как мы, я считаю, выходим из кризиса, процесс этот будет развиваться. Думаю, что к осени мы будем иметь здесь еще несколько крупных операторов, что повлечет большое развитие агентской сети. Условия для крупных операторов есть здесь – это показала и ситуация с приходом «Пегас Туристик». Зернышки падают, что называется, прямо на удобренную почву. Главное, чтобы у оператора был перевозчик. Есть перевозчик, и все вопросы снимаются.
А то, что мы тогда из категории операторов переходим в категорию агентов, для развития территории оценить положительно нельзя. Ведь тогда большая часть доходов от деятельности турбизнеса из региона уплывает.

STI: А как Вы оцениваете перспективы прихода на Дальний Восток операторов-выставочников?

А.О.: Готов всячески поддержать их приход. В том числе и силами Регионального отделения РСТ. Моя личная позиция такова: туристская выставка на Дальнем Востоке просто необходима, но ни одна из дальневосточных территорий самостоятельно организовать её не сможет. Здесь нужная консолидация и организационных, и финансовых ресурсов, огромная работа. А в техническом плане необходимо место, где она могла бы пройти – пока ничего подходящего в Хабаровске, к примеру, я не вижу. Несколько раз я присутствовал на международной туристской выставке во Владивостоке, но, на мой взгляд, «на выходе» она малорезультативна.

STI: А как сделать выставку эффективной?
 

А.О.: В первую очередь, нужно определиться с принципами ее проведения. На мой взгляд, выставка не должна проводиться ежегодно в одном и том же городе. Я считаю, что ее нужно спланировать и каждый год проводить в разных субъектах Дальнего Востока. Тогда каждая территория и каждый бизнес будет соответственно себя позиционировать. У нас, кстати, был единственный, но успешный опыт представления турбизнеса Дальнего Востока под единым брендом на выставке MITT в Москве. Мы тогда очень мощно прозвучали. Турбизнес региона представляли шесть территорий, причем участвовали как руководители территорий, так и собственно представители отрасли.

STI: Если это было эффективно, почему этот опыт не имел продолжения?
 

А.О.: Бизнес был готов, но чиновники воспротивились участию под единым стендом. Это были какие-то политические игры – мол, каждая территория должна быть сама за себя и отдельно финансировать свое участие. В общем, идея развалилась, потому что ее воплощение очень усложнилось.

STI: Кто, на Ваш взгляд, должен выступить инициатором проведения выставки?
 

А.О.: Флаг поднять могло бы, думаю, полномочное представительство Президента. На сегодняшний день там нет людей, занимающихся туризмом. Около полугода назад я поднимал этот вопрос, однако, несмотря на положительную реакцию полпреда, ни во что моя инициатива не вылилась. В полпредстве считают, что существующих инструментов государственного регулирования достаточно. Мы же надеемся, что понимание того, какой потенциал несет в себе развитие туристской отрасли, все-таки придет и появится межрегиональный координирующий орган.

STI: Каковы инструменты влияния РО РСТ на государственные регулирующие органы? Есть ли готовность оппонировать?

А.О.: У нас нормальные рабочие отношения. Мы работаем практически со всеми властными структурами, поэтому наше мнение мы везде можем высказать. Оно не всегда совпадает, но это не означает, что мы сразу идем на конфликт. Когда мы в первый раз готовили поправки в федеральный закон о туризме, наша позиция не совпадала с позицией отраслевого министерства. Но прошло два года, и сегодня наша позиция практически едина. И по многим вопросам наши точки зрения совпадают, но не потому, что кто-то под кого-то подстраивается, а потому, что одна из сторон умеет доказать другой обоснованность своей позиции. Дальневосточное отделение РСТ не ставит своей целью доводить до абсурда ту или иную ситуацию, это путь неэффективный. Но мы можем выступить с противоположным мнением и на различных совещаниях любого уровня, мы своего мнения не стесняемся.

STI: Нет ли конфликта между интересами региональных членов РСТ и федерального отраслевого Союза? И насколько ситуация на дальневосточном рынке туризма известна федеральному РСТ?

А.О.: Ситуация на рынке туризма Дальнего Востока хорошо известна федеральному РСТ. И наши интересы в основе своей совпадают. Мы поддерживаем центр, находимся с ним в постоянном контакте. Хотя спорные вопросы бывают, и именно поэтому Дальний Восток представлен и в правлении РСТ, и в президиуме правления – чтобы озвучивать свою позицию.
Мы осознали, что нам центр необходим, и в первую очередь по многим практическим вопросам. Работу с посольствами и консульствами без оглядки на последствия мы можем вести только через центр. Из центра мы получаем различные документы, которые нам необходимы в работе, в том числе и по спорным вопросам. Часто мы можем получить через центральный офис РСТ документ проще и раньше, чем из посольств или консульств.

STI: Далеко не все региональные турфирмы стремятся стать членами РО РСТ. Как Вы считаете, почему?
А.О.: Сегодня в наше отделение входит 30 дальневосточных турфирм, и это все серьезные, стабильно работающие компании. Да, ряд компаний считает, что участие в РО РСТ, да и в любом другом общественном объединении, нецелесообразно. Участие в нем диктуется личной позицией руководителя бизнеса, о какой бы отрасли речь не шла. Кто-то считает, что может в той или иной форме повлиять на происходящие процессы, а кто-то – и эта точка зрения самая популярная в нашей стране, – «чем тише я себя веду, тем меньше у меня будет проблем». Ведь кто-то что-то делает, и посмотрим, как у него это получится. А получится – молодец, да и мне хорошо. Я, к примеру, слышал мнение депутата Государственной думы, что если бы не РСТ, то уже сегодня финансовые гарантии были бы 150 миллионов, а не 30. Если бы не РСТ, даже при 30 миллионах процентный уровень страховых гарантий был бы гораздо выше, чем он существует на сегодняшний день. И пользуются этим все компании, вне зависимости от того, являются ли они членами РСТ или нет.
Если же говорить о целесообразности участия в РСТ в свете процесса укрупнения операторов, то, говоря об объединении компаний, руководители турфирм не смотрят дальше собственных амбиций. Когда финансово-экономические показатели компаний станут на первое место, а все другие «Я», как минимум, на второй, тогда, возможно, отношение к участию в профессиональных объединениях изменится. Посмотрите, как изменился наш рынок, когда пришел «Пегас Туристик»! Хотя, я уверен, что и мы могли бы заняться организацией чартеров, как мы делали это раньше, но только теперь, в связи с потерей авиаперевозчика, мы могли бы организовывать авиаперевозки на основе собственного укрупнения, консолидации.
Я знаю, что мечта многих компаний Хабаровска – «продаться» крупному оператору. По последним данным, в крае 250 турфирм, из них 110 – операторские. И все ли смогут «продаться» тем трем-четырем крупным операторам, которые у нас появятся в ближайшие годы? А если эти операторы зайдут на те линии, которые у нас являются традиционными, например, в Китай, что вскоре, кстати, сделает «Пегас», тогда что делать?

STI: Насколько, на ваш взгляд, перспективно и целесообразно создание в крае отраслевых объединений? Готово ли РО РСТ работать с ними?

А.О.: В свое время в крае было три общественных организации в сфере туризма, потом их не стало. Еще трижды предпринимались попытки их создания. Но жизнь показала их недееспособность. У самих членов ассоциаций на начальном этапе должно быть твердое убеждение, для чего они создаются, и в их создании инициатива должна идти снизу. Любым другим способом создать эффективную общественную организацию невозможно.
У нас сегодня единственное стабильно действующее объединение – ассоциация отельеров Хабаровского края. Но мы общаемся мало, поскольку внутренний туризм у нас слабо развит. Потребность в совместной работе будет тогда, когда у нас в крае и в городе появится серьезный туристско-обеспеченный комплекс, а у гостиничного бизнеса – другие цели и задачи.

STI: Что Вы можете сказать о профессиональных стандартах в турбизнесе края?
 

А.О.: Сколько уже сама профессиональная среда говорит о том, что они в принципе должны существовать. И существуют они во всех отраслях, за исключением, пожалуй, туризма. Человек, имеющий специальное образование, подкрепленное опытом работы в отрасли, будет выдавать более качественный турпродукт. Это очевидно, но, так или иначе, нашим бизнесом сегодня может заняться каждый обладатель солидной суммы денег, который может оплатить финансовые гарантии в размере 30 миллионов рублей.
Безусловно, решать проблему отсутствия профессиональных стандартов в сфере туризма можно было бы путем создания саморегулируемых организаций, но опять же решающее слово должно сказать государство. Нужны реальные механизмы, через которые все это осуществлялось бы. Тогда рынок сам бы структурировался на компании разных объемов и направлений. Тогда пошла бы и специализация, а это более качественный продукт. Реструктуризация отрасли нужна, и для этого есть все предпосылки, но нужно политическое решение, которое сдвинуло бы дело с мертвой точки. Либо мы по-прежнему декларируем, что в туризме для нас самое главное – обеспечение безопасности туриста, и по-прежнему ничего принципиального не происходит. Либо мы предпринимаем реальные шаги, которые будут позволять осуществлять это на практике.

STI: Каков ваш прогноз развития туристского рынка на ближайшую перспективу?
 

А.О.: Отрасль вопреки всему будет развиваться, появится и региональный туризм. Рынок будет продолжать приспосабливаться к рамкам, которые ставят перед ним обстоятельства. Количество компаний вряд ли сильно изменится. Многое зависит от того, как начнется летний сезон. Если начало летнего сезона не будет провалено, однозначно крупные операторы будут идти по той тропинке, которую уже проложил «Пегас». Это опять же отразится на структуре дальневосточного рынка. Предлагаемый приходящими операторами турпродукт однозначно более дешевый. Сегодня у нас все рейсы на Тайланд, выполняемые компанией «Пегас Туристик», заполнены на 100%. Уже сейчас они предлагают туры на Хайнань, летом войдут на турецкое направление. Однозначно, что дальневосточный операторский рынок не сможет конкурировать с этими ценами. Выход вижу только в создании своего внутреннего конкурентоспособного турпродукта.
 

Беседовала Илона Бербер
 

Материал просмотрели 3468 посетителей
Подписка на ЭБ STI

Чтобы подписаться на Электронный бюллетень STI, заполните, пожалуйста форму