Органайзер

19.11.2019
Зимняя полётная программа. Особенности ОАЭ
Презентации/семинары

19.11.2019 – 26.11.2019
Рекламный тур в Китай из Томска
Рекламные туры

20.11.2019
7 причин посетить Вьетнам
Тренинги

Все мероприятия (17)

Вы доверяете официальной статистике?:
День в истории
18 ноября

2003 год:
В Хабаровске прошел учредительный съезд ассоциации Музеев Дальнего Востока, ...
Также в этот день

STP-эксперт

Сергей Зяблицкий: «Опыт работы во власти помогает в бизнесе»

02.09.2010

Богатый опыт работы во властных и общественных структурах, готовность к обсуждению проблем, сдерживающих развитие туризма в Республике Алтай и особый взгляд на пути их решения, – отличительные черты очередного гостя рубрики «Интервью» Сибирского Туристического Портала. Сергей Зяблицкий, президент региональной ассоциации туроператоров «Алтайское туристское соглашение», рассказал корреспонденту STI об особенностях функционирования республиканского турбизнеса, его отношениях с властью, об особом месте Алтая на туристической карте России. Прокомментировал он и «неуклюжие телодвижения» властей в отношении местной ОЭЗ: «Из бумажных томов проектной документации можно было один двадцатиэтажный жилой комплекс построить…»

STI: Есть принципиальные отличия в функционировании турбизнеса в Республике Алтай от подобного рода деятельности в других территориях?

С.З.: Да, такая особенность есть. Если в других регионах количество турагентств в несколько раз выше числа туроператоров, то у нас всё наоборот. Предприятий, наделенных признаками туроператоров, у нас работает более 80, а количество агентств при этом не дотягивает и до 10!

Я подчеркиваю, что в число названных мною 80 компаний я включил именно турфирмы, имеющие признаки операторов, так как всего 14 предприятий Республики Алтай внесены в государственный реестр. По факту же у нас больше 50 республиканских фирм занимаются активными турами, ещё столько же – из других регионов. Работают, например, туроператоры из Барнаула, предлагают неплохие каталоги, и при этом не внесены в реестр… Я с удивлением смотрю на людей, которые покупают у них туры. Ведь если фирма не обозначена в реестре, то клиенту будет сложно защитить свои права в случае ЧП.

STI: Какими законами сегодня регулируются отношения в сфере туризма в Республике Алтай?

С.З.: Закон, с которым мы сейчас работаем, был принят в 2009 году. Но, я считаю, что он получился на несколько позиций слабее предыдущего республиканского нормативно-правового акта. В нём много неясных моментов, связанных с аттестацией кадров, с обеспечением безопасности туристов. Законопроект готовила ассоциация туроператоров, а у чиновников он вызвал вопросы. И вместо того, чтобы искать компромисс, они просто убирали отдельные пункты.

Но закон есть, и он работает. Более того, мы живем в эпоху рыночной экономики и руководствуемся общими законами организации турбизнеса в России.

STI: Как получилось, что новый региональный закон получился слабее старого?

С.З.: Я бы не хотел это комментировать...

STI: Как у республиканского бизнеса выстроены отношения с властями?

С.З.: Вполне нормально. К плюсам можно отнести то, что по инициативе министра туризма и предпринимательства РА нам оказывается дополнительная помощь в выделении траншей из федерального бюджета для поддержки малого бизнеса. Есть и грантовая поддержка, причем немалая. Многие фирмы получали по 200-300 тысяч рублей безвозмездно на развитие парков, внедрение новых форм отдыха. Это хорошая помощь.

Правительство прилагает усилия и в продвижении турпродукта Республики Алтай на международном и российском рынках. Участие в выставках – это их большая заслуга и большие затраты.

Из минусов - практически не уделяется внимания вопросам качественной подготовки туристских кадров, их учета; не решены вопросы безопасности при проведении мероприятий в Республике Алтай; недостаточен, по моему мнению, и контакт с бизнес-сообществом, порой возникает ощущение, что министерство само по себе, а бизнес – сам по себе.

STI: Вам удалось поработать и во власти (с 2002 по 2005 год Сергей Иванович работал министром туризма Республики Алтай, после чего был отправлен в отставку из-за того, что его точка зрения на развитие туризма в регионе не во всём совпадала с точкой зрения вышестоящих властей, - прим. STI). Помогает этот опыт в ведении бизнеса?

С.З.: Конечно! Правда, к грантовой помощи мы всё же не прибегаем. Единственное – в последние годы смогли получить покрытие кредитных процентов из бюджета администрации Майминского района. Ещё мы регулярно участвуем в выставках, и это нам целиком оплачивает правительство республики.

STI: Насколько нам известно, в республике принято окончательное решение по поводу площадки ОЭЗ – развивать будут в первую очередь «Алтайскую долину», а не «Манжерок». С чем, по-Вашему, были связаны метания от одного проекта к другому?

С.З.: Наверное, этот вопрос нужно задать не мне, а либо главе республики Александру Бердникову, либо вице-премьеру Сергею Тевоняну, либо министру экономического развития Александру Алчубаеву. Я нахожусь очень далеко от принятия решений.

Как это выглядит со стороны? Немного неуклюже. Сначала принимается одно решение, через неделю - совершенно противоположное. Здесь я оправдываю руководство тем, что оно ищет пути реализации проекта по развитию «Алтайской долины».

STI: Первый камень там в итоге заложили?

С.З.: Заложили, и не один – там уже много камней (смеется). Более того - из бумажных томов проектной документации можно было один двадцатиэтажный жилой комплекс построить… Но, к сожалению, практических дел там пока не наблюдается. Это и удручает. Надеюсь, в следующем году начнутся земляные работы. Мне было горько за резидентов, которые туда вошли. Но вопрос по ним вроде тоже бы как-то решился.

Радует то, что федерация не отказалась от финансирования работ по строительству искусственного водоема. «Алтайская долина» будет работать только в том случае, если состоится это строительство. Не будет озера – делать там будет нечего.

STI: Мы с вами сидим на берегу Катуни (беседа с Сергеем Зяблицкким состоялась на территории туркомплекса «Манжерок», владельцем которого он является, - прим. STI). Здесь – Республика Алтай, на противоположном берегу - Алтайский край. Вопросы, связанные с конкуренцией двух регионов в сфере туризма власти «двух Алтаев» не очень любят обсуждать. А как Вы на неё смотрите?

С.З.: Я спокойно к ней отношусь. Слово «конкуренция» не вызывает у меня никаких отрицательных эмоций. Более того, острой конкуренции я не вижу. Да, в Алтайском крае тоже создают ОЭЗ – «Бирюзовую Катунь». И я считаю, что из всех российских особых экономических зон туристко-рекреационного типа «Бирюзовая Катунь» занимает первую позицию. Они продвинулись дальше, чем кто-либо другой.

Дальше – здесь сложился большой туристский поток. Если опираться на данные Главэкономики Алтайского края и цифры министерства по туризму и предпринимательству Республики Алтай, то получается, что весь Алтайский регион в год посещают два миллиона туристов. А теперь давайте посчитаем, сколько на этой территории мест для отдыха на воде. Есть искусственный водоем на «Бирюзовой Катуни» - раз. Есть озеро Ая, в котором я уже 20 лет не купаюсь, и у многих, как и у меня, нет никакого желания туда лезть, - два. Есть озеро Манжерок – три. И всё! Поэтому, если в комплексе ОЭЗ «Алтайская долина» появится искусственное водохранилище, то будет очень хорошо. Это разгрузит «Бирюзовую Катунь». Экономически ничего страшного не произойдёт. Перегрузка отдыхающими озера на «Бирюзовой Катуни» рано или поздно приведёт к загрязнению водоема, утрате комфорта отдыха. Поэтому считаю, что представителям соседней ОЭЗ не стоит по переживать по поводу строительства ещё одного озера.

STI: Как вы относитесь к тому, что на Алтае развивают бизнес компании, зарегистрированные в других регионах?

С.З.: У меня нет к этому радикально плохого отношения. Но я думаю, что это не должно быть бесплатным. Туристско-рекреационный ресурс не может быть неисчерпаемым. Исходя из этого, почему я плачу в бюджет республики, например, за водопользование, а участники рынка из других регионов в качестве компенсации оставляют республике только жидкие и твердые бытовые отходы? Я против этого. Конечно, другие операторы могут здесь работать, но регион тоже должен что-то от этого иметь. Сейчас я плачу налоги – около 560 тысяч в бюджеты разных уровней. Ещё столько же мы платим за утилизацию, выброс вредных веществ в атмосферу, за водопользование, аренду участков. Операторы из других регионов таких сборы не оплачивают. Они платят налоги в своих регионах. И поэтому даже в ценовой политике я не могу с ними конкурировать, так как не могу сильно снижать цены. А мои коллеги из мегаполиса запросто могут её уронить, потому что у них затраты ниже.

Плюс – для всех должны быть одинаково важными вопросы сохранения экологии. Более того, мы явно нуждаемся в новой схеме планирования туризма в Республике Алтай. Нужно заново определиться с назначением территорий: например, здесь мы однозначно развиваем туризм, а здесь будем культивировать кедровые посадки. Сейчас всё происходит так: понравилось место, начинают строить, не учитывая особенностей развития дорожной инфраструктуры, энергоснабжения, экологической обстановки.

STI: Как по-Вашему, есть ли перспективы роста турпотока?

С.З.: Не думаю. Как это может произойти, если количество населения Сибири сокращается, а это и есть наш основной турпоток? Наверное, будет расти поток из центральной России, но не в таких объемах, которые могли бы дать глобальный рост.

К сожалению, не много у нас и иностранных гостей. Наш плюс в том, что здесь есть нетронутая природа, которая интересна людям, а минус – в стоимости перелётов, которая порой серьёзно выше стоимости размещения и обслуживания. В этом году за весь сезон ко мне приехал всего один иностранец! В прошлом было три человека, в позапрошлом – восемь.

STI: На какое бы место Вы поставили Алтай в ряду других регионов, занимающихся развитием туристско-рекреационных зон в России?

С.З.: Тут во мне говорит патриотизм - конечно, на первое! Я люблю Алтай, и с каждым годом любовь к нему растет. Даже Байкал я бы поставил на вторую позицию, при всём уважении к нему. Едешь по нему – берегов не видно. А на Телецком можно разглядеть каждый заливчик, каждую пещерку, водопады. Везде, конечно, есть свои плюсы. Нельзя говорить, что хуже, а что лучше. Но Алтай – место очень достойное.

STI: Какие каналы, по-Вашему, оптимальны для продвижения алтайского турпродукта?

С.З.: Теперь есть интернет-пространство, которое всё больше забирает на себя ресурсов в плане рекламы, продвижения и обмена информацией. На мой взгляд, перспектива за ним. Проблема только в том, что в интернете слишком большое количество информации. Поэтому «задвигать» выставочные мероприятия на второй план не стоит. Их значение, считаю, будет даже возрастать. Потому что они нужны в первую очередь не туристам, а профессионалам. Нам пока недостаточно просто познакомиться в интернете. Нам надо посмотреть друг другу в глаза и только после этого начинать работать.

STI: Как вы видите свой собственный дальнейший путь в туризме?

С.З.: Мне нравится то состояние, в котором я сейчас нахожусь. Возвращаться на политическую арену у меня нет никакого желания. Я получаю громаднейшее удовольствие от руководства туркомплексом. От того, что спланировал новый маршрут. Даже оттого, что поставил новую скамейку.

Материал просмотрели 2119 посетителей
Подписка на ЭБ STI

Чтобы подписаться на Электронный бюллетень STI, заполните, пожалуйста форму