Органайзер

17.07.2019
Турция (Алании): отели и особенности продаж направления
Презентации/семинары

17.07.2019
Amazing Thailand Health and Wellness в Южно-Сахалинске
Road-show

18.07.2019
Вьетнам (Нья Чанг, Фанранг, Фантье): особенности курортов
Презентации/семинары

18.07.2019
ОАЭ: особенности эмиратов, отельная база
Презентации/семинары

18.07.2019
Турция (Анталия): особенности курортов, отельная база ANEX Tour
Презентации/семинары

18.07.2019
Турция (Анталийское побережье) от Coral Travel: особенности курортов, экскурсионная программа, отельная база и полётная программа из Омска
Презентации/семинары

19.07.2019
Amazing Thailand Health and Wellness в Хабаровске
Road-show

Все мероприятия (30)

Ассоциацию «Турпомощь» необходимо:
День в истории
17 июля

1998 год:
Авиакомпания «Узбекистон хаво йуллари» начала выполнять ...
Также в этот день

STP-эксперт

Мы можем конкурировать с турбизнесом

22.12.2010

В середине декабре этого года Новосибирский Государственный краеведческий музей отметил 90-летний юбилей. Крупнейший музей города был основан в 1920 году. Сегодня его экспозиция насчитывает свыше 215 тысяч единиц хранения. В течение года в его стенах проводятся более 70 выставок, а сам музей ежегодно посещают более 180 тысяч человек.

О сегодняшней жизни учреждения, планах его развития, интегрированности в туристский бизнес, перспективах развития туристско-экскурсионного дела в Новосибирской области и о многом другом читателям «STP - Сибирского Туристического Портала» рассказал директор Новосибирского государственного краеведческого музея Андрей Шаповалов.

STI: Традиционно музеи воспринимаются как нечто статичное. Однако в последнее время в их работе все чаще появляются интерактивные элементы. С чем это связано?

А.Ш.: Традиционное представление о музее сильно устарело. Музей не должен являться застывшим учреждением, где все время показывают одно и то же и куда никто не ходит. Музей должен быть живым организмом иначе он потеряет публику.

Мы живем в огромном городе, здесь музей является одним из досуговых, познавательных, развлекательных мест. В этом смысле он серьезно конкурирует если не с ночными клубами, то с кинотеатрами точно. Если в музее не будет происходить ничего интересного, он для людей просто перестанет существовать. Мы живем в условиях конкуренции и должны бороться за место под солнцем.

STI: Конкуренция и работа в условиях рынка предполагает чёткое позиционирование. Как позиционирует себя Краеведческий музей?

А.Ш.: У нас такое кредо: музей – это самое крупное культурное и самое интересное досуговое учреждение в городе. Поэтому всё интересное, что происходит в городе, должно происходить и здесь, если это нам подходит по формату. Понятно, что кино – не наш формат, театр, как театральное действо в зрительном зале, - тоже, всё остальное нам подходит и всё это здесь должно происходить.

STI: Какие проекты сейчас привлекают посетителей?

А.Ш.: Легче всего посетителя привлечь каким-нибудь громким именем. Если вы делаете выставку, в которой фигурирует имя автора, которое у всех на слуху, к примеру, Сальвадора Дали, все придут. Привлекают внимание раскрученные коллекции и интересные идеи. Последнее для нас наиболее актуально, потому что мы не можем каждый день возить Дали.

В нынешнем году мы сделали два сильных проекта. Это «День рождение Матильды» и проект, посвященный 65-летию победы, в котором приняли участие 26 муниципальных музеев области. Все представили однотипные материалы, и получилась выставка, которая очень наглядно показывает процесс участия Новосибирской области в войне без Покрышкина. У нас сложился стереотип: война, Новосибирск, Покрышкин. Конечно, Покрышкин был большим героем и знаменитым летчиком. Но для меня нет большой уверенности, что эти безымянные женщины, которые вкалывали по 12-14 часов в смену здесь на заводах, сделали для победы меньше. Кроме того, нам удалось показать, что было, по крайней мере, два уроженца Новосибирской области, равных по значению Покрышкину. В общем, выставка получилась просто супер, сейчас она ездит по области.

STI: Каков портрет среднестатистического посетителя музея?

А.Ш.: Наша аудитория не ограничена, но наш средний посетитель – это два человека: женщина с ребёнком. В своё время мы взяли курс на то, что музей должен работать на семейное посещение и целенаправленно старались сделать такие акции и проекты, на которые люди приходили бы к нам семьёй. Мы этого добились. Поэтому правильный портрет – это женщина с ребенком, но могут быть и вариации: мужчина с ребёнком, бабушка с внуком и так далее.

STI: Не могли бы Вы оценить, какой процент среди посетителей музея составляют жители области и других регионов?

А.Ш.: Большинство наших посетителей, конечно, жители Новосибирска. Если к нам приходит 10% туристов, то это очень хорошо.

STI: Насколько Вам в этом плане интересно сотрудничество с турфирмами?

А.Ш.: Конечно, мы заинтересованы в том, чтобы к нам привозили группы, но при этом я очень не люблю организованные школьные группы. С ними очень непросто. В короткой перспективе организованные школьные группы – это хорошо, а в длинной– мы теряем посетителей. Если ребенка классом постоянно водят в музей, то с 14 лет его уже невозможно туда привести, пока у него не появятся свои дети. До 25-28 лет этот человек для музея полностью потерян.

Советская практика водить все время детей в неинтересные музеи убила у нас целое поколение посетителей. Сейчас мы над этим работаем. Делаем что-то интересное для молодежи. Проводим Музейную ночь, привозим такие выставки, как Дали и Гойя «в одном флаконе» или Марка Шагала. Делаем что-то такое нестандартное, как фотографии готов. Была у нас такая выставка, которую делала одна новосибирская девушка-фотограф. На открытие пришло порядка 400 человек. Все они были готы и очень приличные люди. И всем им, как я заметил, понравилось в нашем музее.

STI: Если интерес к сотрудничеству с турфирмами у музея все-таки есть, существуют ли какие-то специальные условия для турфирм?

А.Ш.: Нет, не существуют. Мы ждем предложений от турбизнеса. Как должно происходить сотрудничество: турфирма заключает с музеем договор, в котором прописано, в какое время и сколько раз в неделю она привозит группы. Также в договоре прописываются другие условия, к примеру, расчет по безналу, предоставление экскурсовода и так далее. Если такое предложение поступит, я готов его рассматривать, предоставлять скидки. Если турбизнес в ближайшее время не сделает нам предложение, мы сами придём и займём часть их ниши. Откроем, к примеру, музейное экскурсионное бюро и отберём у них половину экскурсий по городу. Это тоже наш рынок и это тоже нам интересно.

Сейчас турфирмы приводят группы в музей, но никак с нами не сотрудничают и экономят на ерунде, как мне кажется. К примеру, вместе с группами приводят своего групповода. Какая-то не очень грамотная девушка сама что-то рассказывает в залах нашего музея. Для нас это очень неприятная ситуация, потому что всё то, что плохо делает эта девушка, отражается и на нашем имидже. Но поскольку никому не запрещено прийти в музей со своими друзьями, клиентами и самому что-то рассказывать, мы с этим никак не боремся.

STI: Каково, на Ваш взгляд, место музеев в системе туруслуг?

А.Ш.: Смотря где. В Питере – большое, в Турции – большое, в Европе – просто колоссальное. Применительно к Новосибирску – никакое. Последний человек поедет в Новосибирск, чтобы посетить музей. А в некоторых городах, даже маленьких, музей может быть главной составляющей тупродукта.

Нужно понимать специфику нашего города. Что посещают у нас туристы из соседних городов? Барахолку, ИКЕЮ, автомобильный рынок. Все, кто приезжает в Новосибирск из соседних регионов, любят наше метро, показывают его детям. Но это ведь не туробъект. Каких-то действительно туристических объектов здесь нет, если не считать Оперный театр.

Новосибирск – деловой центр, это очень сильно его спасает и продвигает с точки зрения делового туризма. Когда люди приезжают сюда по делу, для них это одновременно и туризм, потому что они куда-то ходят, что-то посещают, что-то смотрят.

STI: Какие перспективы в плане развития экскурсионного туризма имеет область? В частности сейчас активно обсуждается проект создания музейного комплекса в Сузуне.

А.Ш.: На мой взгляд, это очень реальный проект. Планируется создать на месте медеплавильного завода и монетного двора большой музей, примерно как в Шушенском, рассчитанный на круглогодичное не однодневное посещение туристами.

STI: Какой объем работ нужно выполнить, чтобы музей в Сузуне начал работать?

А.Ш.: На 340 млн. рублей, примерно. Требуется восстановить здания, провести археологические раскопки. Нужно спроектировать музей, создать его. При хорошем раскладе музей можно сделать за три года. В нашей стране это можно сделать за пять лет. Мы примерно на такой срок и рассчитываем.

STI: За счет каких средств планируется проводить работы?

А.Ш.: Я думаю, что это будут областные средства, не очень большая часть – федеральные и понятно будут деньги частных инвесторов, но уже на завершающем этапе, когда нужно будет строить туристическую инфраструктуру. Думаю, что на каком-то этапе и туристические фирмы подтянутся и станут инвесторами.

STI: Областные власти готовы поддерживать данный проект?

А.Ш.: Управление по охране памятников уже вложило в этот проект много денег. И будет вкладывать. Потому что по закону они должны реставрировать памятники культурного наследия, которые там есть и которые станут частью музея. Эти вложения будут в любом случае. Очень велика вероятность, что управление профинансирует и археологическую часть работ. Это уже большое дело. Министр культуры поддерживает этот проект. Еще ряд министров поддерживают.

Другой вопрос, будет ли губернатором утверждена специальная целевая программа, которая позволит добыть средства на строительство музея. Пока такой программы нет, средства сливаются тоненькими ручейками и невозможно ничего планировать.
Есть ещё администрация и самого Сузунского района, которая тоже заинтересована в реализации проекта и которая тоже будет вкладывать какие-то средства. Поэтому музей, скорее всего, в любом случае будет строиться. Пройдут археологические работы – откроется археологический парк. Постепенно всё будет наращиваться.

STI: Кому может быть интересен этот объект?

А.Ш.: Это будет музей, который новосибирцы смогут посещать в режиме выходного дня. Это активные люди с детьми, наверное, до 50 лет, у которых есть средства, причем совсем даже небольшие.

К примеру, человек, съездив в Турцию, может в какое-то другое время съездить ещё и в Сузун. Все, кто ездит на Алтай, это потенциальные клиенты музейного комплекса в Сузуне. Нельзя каждый год ездить на Алтай и думать, что ты отдыхаешь.

Сузун расположен в очень удобном месте – чуть в стороне от южной трассы, по которой туристы с Кузбасса, из Томской области едут на Алтай. Все эти люди являются потенциальными посетителями музейного комплекса. А поскольку до Сузуна из Алтайского края ехать ещё ближе, чем из Новосибирска, то барнаульцы – тоже его потенциальные посетители. Я сейчас говорю о тех регионах, которые очень близко находятся и их легко брать. А если музей будет правильно работать с турбизнесом, то люди поедут и из других мест.

STI: Для постоянного турпотока в музее нужно будет проводить какие-то событийные мероприятия?

А.Ш.: Это не аксиома. Можно ничего не проводить и все равно поддерживать турпоток. С другой стороны в программе, действительно, предусмотрены событийные мероприятия. Там, например, предполагается делать ежегодную всероссийскую нумизматическую ярмарку, чего вообще нет больше нигде в России, а интерес к нумизматике огромный. Собирателей, коллекционеров просто невероятное количество. Если всех этих людей приглашать туда просто потусоваться, например, на три дня, это будет такое нерядовое событие.

STI: Не ждёт ли Сузун судьба Умревинского острога?

А.Ш.: У Сузуна может быть такая же судьба. Запросто. Но сузунский проект изначально немного удачнее стартовал. Продвигать идею Умревинского острога начали краеведы. Власть повелась на это, как я сейчас представляю, под выборы, под гениальную идею – 300 лет административного присутствия России на территории Новосибирской области. И идея была хорошая.

Я по-прежнему считаю, что Умревинский острог, если там правильно решить все проблемы и серьезно взяться за него, вполне мог стать вменяемой туристической точкой. И еще может стать до сих пор. Должен прийти либо человек с деньгами, который захочет это сделать, либо власть на всех уровнях явить добрую волю и сделать первый шаг. Но человек с деньгами предпочтительнее.

В Сузуне можно сделать музей, там есть история, есть предметы, которые можно показывать. Вот как раз в Умревинском остроге нужно проводить событийные мероприятия. Из него нужно делать историко-развлекательный комплекс.

STI: Какие ещё перспективные места для развития культурно-познавательного туризма есть в области?

А.Ш.: У нас есть одно очень перспективное место с точки зрения туризма: Болотное. Потому что там есть туалет и кафе. Поэтому что все, кто ездят по северной трассе, там останавливаются. Все знают это место и всё, что бы мы сейчас ни придумали культурное и ни поместили в это место, всё это будет очень посещаемо.

Сегодня тенденция немного сменилась. Прошли те времена, когда люди гонялись за чем-то особенным. Сейчас это особенное гоняется за людьми. И культура, и туристская инфраструктура должны идти туда, где уже есть люди.

В Болотнинском районе есть замечательная деревянная церковь в Турнаево. Очень оригинальная архитектура, известный архитектурный памятник, в 18 км от Болотного. По дороге в Болотное есть Умревинский острог. Если сделать какой-то туристический комплекс в Болотном, то вот вам и малое туристическое кольцо. Тур выходного дня. Возите туристов, все будут ездить.

Сейчас в Новосибирске у среднего класса есть очень острая проблема: выходные без пьянки провести негде. Можно пойти в ресторан, можно пойти в ночной клуб. Но, если у вас дети, у вас немного другие интересы. Хочется еще куда-то поехать с детьми, что-то показать, как-то отдохнуть.

Хорошо горнолыжникам. Они ездят в Шерегеш и Новососедово. Но не все горнолыжники, а отдыхать хотелось бы всем. И отдыхать где-то поблизости в пределах выходных дней.

Уже сейчас в Новосибирске народился целый класс офисных работников, которые не хотят проводить свой пятый корпоратив в кабаке, а хотели бы его провести в каком-нибудь другом месте. В том числе и познавательном. Ко мне иногда приходят бизнесмены и предлагают сделать корпоративную вечеринку в музее. Они с удовольствием поехали бы и в Умревинский острог, если бы им предложили какую-то адекватную программу.

К примеру, есть туры на теплоходах по новосибирским островам. Люди ездят туда. Думаете почему? Там есть что посмотреть? Нет. Людей ловят на желании куда-то поехать, как-то не очень обычно провести время. Это желание есть, и деньги есть, поехать некуда.

STI: Почему спрос есть, а предложения нет?

А.Ш.: Туризм не является приоритетом для нашей власти. Мы не туристический центр. Это не наша фишка. На Алтае нет ничего, кроме красивых гор, поэтому им приходится развивать туризм. У нас город торговый и банковский. Еще и производство не всё умерло. И сельское хозяйство на фоне общей засухи на подъеме. Поэтому у нас другие приоритеты. Для власти, наверное, это правильно.

Турбизнесу выгоднее работать на выезд. Но отсутствие инфраструктуры, это и не проблема турбизнеса. Турбизнес не создает сам по себе инфраструктуру. Турбизнесу нужен турпродукт, ему нужно что-то продавать.

Не способствует развитию внутреннего туризма и тенденция законодательства, направленная на укрупнение турфирм. В турбизнесе должны работать и маленькие компании. Именно с ними делаются большие внутренние проекты.

STI: В завершение беседы могли бы Вы поделиться планами музея на 2011 год?

А.Ш.: В феврале у нас будет месяц современной фотографии. Привезем несколько очень крупных российских и международных фотовыставок. Покажем мастеров современной фотографии. В марте пройдет выставка одной картины – это будет Рафаэль Санти «Святое семейство». Весной сделаем большую выставку с условным названием «Девушка и смерть». Летом – боюсь, будет ремонт всех зданий. К осени, надеюсь, завершим реконструкцию экспозиции по природе Новосибирской области в здании на Вокзальной магистрали. Очень бы хотелось сказать, что начнётся строительство в Музее Кирова. В любом случае мы сделаем реэкспозицию и постепенно начнём трансформировать его в музей «Городская усадьба Новониколаевска». Уже сделан проект, есть договоренность с проектировщиками. Если проектирование удастся сделать быстро, то уже в следующем году начнем строить.

В моих личных приоритетах – развитие здания на Вокзальной магистрали. Основную мощь работы перенесём, скорее всего, туда, потому что, если не в следующем году, то через год здание Краеведческого музея на Красном проспекте закроется на ремонт, а нужно чтобы музей все время работал.

Материал просмотрели 3322 посетителей

Комментарии читателей (1)

Лабуда какая-то... Пт, 2011-01-14 23:58

Теперь, оказывается, у нас еще и все разбираются в туризме - хотя раньше говорили, что у нас все разбираются в футболе.
Вот пришел бы кто-то с улицы в этот музей и стал бы им говорить что они делают правильно и что неправильно - что бы этому человеку эти музейные деятели сказали?
А тут, ничтоже сумняшеся, на голубом глазу человек берется всему оценки расставлять. 
Да вообще лабуда какая-то: "пусть они нам сделают", "отберем у них половину..." 
А корреспондент спокойно беседу продолжает, как будто ничего не произошло. И никто из турфирм или из вроде существующих в Нске ассоциаций не возмутился, не одернул потерявшего ориентиры человека: "Так ты развивать в Новосибирске что-то собираешься или под себя делить пытаешься?"
Если уж такой грамотный - так давай действительно опыт питерских музеев по сотрудничеству с турфирмами внедрим?!  Питерские музеи - интеллигентные люди - базар на рамсы не ставили, а наоборот, искали и находили точки соприкосновения. Только в Питере людям это реально было нужно - а в данном случае есть ощущение, что все это просто дымовая завеса ("турфирмы не могут и не умеют"), прикрытие под операцию получения денег из бюджета.
Ведь если не просто шаповалозакидательством заниматься, и голыми рассуждениями про Болотное и ничем не подкрепленными мнениями про Умреву пургу гнать - а попытаться проанализировать деятельность хоть российских музеев под открытым небом (хотя бы Тальцы, Шушенское, Томская писаница), хоть зарубежных, то станет понятно что у объекта с расположением за 200 километров входной поток будет похож на капельки страдающего простатитом старика.   
Вот с помощью таких вот "знаек" деньги под их идеи благополучно осваиваются. Может быть сами "знайки" в этом деле и почти бескорыстны, и свои интересы имеют совсем небольшие - да только кому предъявлять будете спрос, когда 340 миллионов (подумайте только - 340 миллионов!) будут освоены - а народ как не ехал так и не поедет.
Будет как в том анекдоте про старую кобылу: "Ну исвини, ну не шмогла я..." - а нам с этого легче?

Оставить комментарий

Содержание этого поля является приватным и не предназначено к показу.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

КАПЧА
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.
Подписка на ЭБ STI

Чтобы подписаться на Электронный бюллетень STI, заполните, пожалуйста форму