Органайзер
 

Все мероприятия (36)

Ваше агентство продаёт:
День в истории
18 сентября

2006 год:
В cвязи с реконструкцией взлетно-посадочной полосы все рейсы на Улан-Удэ начал ...
Также в этот день

STP-эксперт

«Мы должны сами полюбить Алтай»

20.12.2011

Алтайская региональная ассоциация туризма (АРАТ) - одно из старейших в регионе профессиональных туристских объединений – в этом году отметила своё совершеннолетие. Сегодня она объединяет более 30 организаций, представляющих туристский и страховой бизнес, образование в туризме. 16 лет назад одним из участников создания АРАТ была директор барнаульского турагентства «Арго» Ирина Слесарева. На мартовском отчётно-выборном собрании её избрали новым руководителем ассоциации. Гостья STI рассказала читателям «Сибирского туристического портала» о том, чем живет отраслевое объединение сегодня, каковы его планы и задачи, а также об участии АРАТ в решении глобальных проблем отечественного туристского рынка.

STI: Ирина Николаевна, с какими идеями Вы пришли на должность президента АРАТ?

И.С.: Для меня выбор членов ассоциации стал неожиданностью. Я не стремилась к этой должности и ещё какое-то время искала для себя мотивацию. Общественная работа в полном её понимании, то есть бесплатно и на благо общества, отнимает практически всё время. Как бы громко это не звучало, но мне важно сделать что-то глобальное для турсообщества. Хочется, чтобы у компаний через членство в нашей организации была возможность развивать бизнес, находить новые идеи, обмениваться опытом. Чтобы участники АРАТ, а это главным образом малый бизнес, почувствовали социальную защищенность на случай форс-мажора или каких-то неприятностей, как с самой компанией, так и с людьми, которые в ней работают. К тому же сейчас только посредством общественных объединений можно взаимодействовать с государственными структурами, участвовать в формировании законодательной базы и общественного мнения.  И еще хочется сделать для Алтайского края, для Барнаула, для развития туризма здесь что-то глобальное и важное. Наверное, лично для меня наступило время, когда появилась потребность оставить след после себя…

STI: Какие профессиональные задачи стоят перед ассоциацией сегодня?

И.С.: Если говорить о стратегических задачах, то они не поменялись с моим приходом. Это создание в регионе цивилизованного туристского рынка, защита коллективных интересов участников турбизнеса и прав наших клиентов.  А фактически - для меня было большим открытием, что у ассоциации никогда не было ни плана, ни бюджета. На мой взгляд, если нет плана, то не сформулированы цели, следовательно, они не будут достигнуты. Сейчас у нас есть план работы, есть бюджет.

STI: Какие еще изменения, структурные или организационные, произошли в АРАТ в этом году?

И.С.: Когда на одной чаше весов очень хорошая общественная идея, воплощение которой отнимает много времени и сил, но материально не поощряется, а на другой -  бизнес, который приносит реальный доход, то, наверное, понятно, что перевешивает. У любого члена ассоциации всегда может найтись какая-то уважительная причина, чтобы уйти от выполнения общественной работы. И у меня, как у руководителя, нет рычагов, чтобы повлиять на этот процесс. Поэтому на последнем собрании мы приняли решение о вводе в структуру ассоциации новой должности - ответственного секретаря. Он будет вести административную работу, доводить наши идеи до логического завершения и получать за это заработную плату. Мне кажется, что такие изменения должны поправить дело, потому что требовать хорошего качества работы за «бесплатно» очень сложно.

STI: Что дает участие в АРАТ туристским компаниям? Насколько охотно в организацию вступают молодые фирмы?

И.С.: До 90% молодых компаний хотят стать членами ассоциации. Однако условием вступления в АРАТ является двухлетний опыт работы на рынке. Мы не можем принять новичков, потому что фирма должна доказать свою профессиональную состоятельность. Но проходят два года, и далеко не все к нам приходят. Начинает возобладать потребительская позиция: а что нам это участие даст? На мой взгляд, прежде чем что-то получить, нужно сначала что-то вложить. Хотя бы идею, ведь я говорю не о материальных ценностях. Мы своих турагентов бесплатно отправляем на отраслевые выставки, участвуем в профессиональных конкурсах, фестивалях, форумах, идёт постоянный информационный обмен.  Но находятся и те, кто применяет к участию в общественной организации экономический подход: «отбил» я свой членский взнос, который составляет, смешно сказать, 3 тысячи рублей в год, или нет.

STI: В таком случае, каково внутри АРАТ соотношение активных членов и просто плательщиков взносов?

И.С.: К мероприятиям, которые мы планируем и проводим, подключаются те члены, кому они интересны. Это нормально. Не может каждый участник ассоциации всегда работать одинаково эффективно. Сложно оценить, кто и насколько активен. Проходит время, меняются интересы. Год назад была одна ситуация, сейчас лагерь активистов поменялся.

STI: Хотелось бы затронуть тему идеологии профессиональных союзов. Кто формулирует корпоративные интересы?

И.С.: Формулирует правление. Но если кто-то из членов хочет в этом поучаствовать, то мы открыты. Больше года назад мы создали сайт ассоциации, там зафиксированы наши задачи, планы, мероприятия. Мы стараемся быть открытыми. Какое-то время назад ассоциация напоминала элитный кружок. Сейчас, надеюсь,  мы ушли от такой позиции.

STI: Возможно ли сосуществование в рамках одного объединения участников различных сегментов туррынка?

И.С.: Да, конечно. В АРАТ сегодня входят туроператоры, турагентства и одна страховая компания. Страховщиков вскоре станет больше, потому что у них есть интерес к ассоциации. Только не хотелось бы, чтобы корпоративный интерес страховых компаний был первичен, и они приходили только за тем, чтобы мы стали их агентами. Кроме того, мы возобновили сотрудничество с ВУЗами. Туристские факультеты у нас сегодня существуют отдельно от бизнеса. Редкие компании стратегически подходят к работе с университетами. Например, смотрят студентов 3-го курса, ведут какие-то совместные исследования. Вузы готовят каких-то мифических специалистов, а насколько молодежь будет готова к работе, нормальному сотрудничеству и честной конкуренции в бизнесе в первую очередь зависит от нас. Поэтому стратегическими партнерами АРАТ сегодня являются еще и кафедры туризма трех ведущих ВУЗов города: АлтГУ, АлтГТУ и АлтГАКИ.

STI: Какие взаимоотношения у алтайской ассоциации с другими отраслевыми объединениями Сибири?

И.С.: Мы общаемся со всеми, стараемся вести информационный обмен. Ведь в туризме, как ни в какой другой отрасли, человеческие отношения играют огромную роль, это основа профессии. Каждые полгода мы обязательно участвуем в заседаниях круглого стола сибирских ассоциаций. У каждой региональной ассоциации есть свои сильные и слабые стороны. У новосибирцев более сильные позиции в бизнесе. Их ассоциация моложе, но более влиятельна. Томичи знамениты своим единственным и бессменным президентом – это глава, который ведёт остальных к достижению определённых целей. В таком стиле руководства их сила. Наша же ассоциация отличается тем, что мы вместе уже 16 лет, мы дружны и всегда умеем договориться, найти общий язык.

STI: Каковы у ассоциации отношения с краевыми властями?

С.И.: С местными властями у нас самое тесное сотрудничество. У нас появился свой куратор в администрации - Управление по развитию туристско-рекреационного и санаторно-курортного комплексов. Могу сказать, что наше сотрудничество - хороший пример партнёрства бизнеса и государства. Но не все разделяют это мнение. Профессиональным полем более половины наших членов является выездной туризм, а выездной бизнес и краевое управление по развитию туризма имеют различные интересы и задачи. Там практически нет точек взаимодействия. У нас немного туроператоров, занимающихся алтайским турпродуктом. Но при этом абсолютно все требуют, чтобы нас поддерживали государственные структуры, чтобы к нашему мнению прислушивались. Получается, что сами-то мы власть не очень поддерживаем. Как это ни парадоксально, но идеи развития внутреннего туризма 2-3 года назад начали звучать именно со стороны чиновников, а бизнес не очень-то стремился поддерживать их начинания. Но постепенно позиции меняются.

STI: Не могу не затронуть тему, активно обсуждаемую в отрасли: поправки в закон об основах туристской деятельности. Хотелось бы услышать Вашу оценку ситуации.

И.С.: Всё, что касается внутреннего туризма, в Законе очень «сыро». Мы говорим, что у нас в стране есть туризм и что это отрасль экономики, но при этом, оказывается, нет профессии гид-проводник. Нельзя отправить на пенсию экскурсовода, потому что такой профессии тоже нет. Это, безусловно, неправильно. В целом же мы поддерживаем поправки, которые предлагал внести в закон РСТ. Что касается пресловутого регулирования турагентской деятельности, то, честно говоря, я не знаю, как решить проблему, но в любом случае, надо сделать хоть что-то. Пусть даже для того, чтобы потом ещё раз поправить. Но в таком виде, в каком рынок существует сейчас, – на мой взгляд, хуже, чем базар. К сожалению, «дыр» в законе относительно фингарантий туроператоров тоже достаточно. Даже если туроператор не выполнил своих обязательств перед клиентом, все равно отвечает турагентство. Как перед лицом туристов, так, в большинстве случаев, и в судах.

STI: Как бы вы охарактеризовали существующий агентский рынок в Алтайском крае?

И.С.: Рынок очень динамичен. Многие открывают бизнес и одновременно многие закрывают. Малая часть агентств занимаются внутренним туризмом. И это, как мне кажется, говорит о низком уровне профессионализма.  Потому что наша работа всё-таки должна заключаться не в умении нажать пальцем на кнопку и продать «билет в Турцию». Я бы условно разделила турагентов на две части: одни продают только стандартизированный продукт федеральных туроператоров, другие могут самостоятельно создавать сложные индивидуальные туры, по сути, это агентства с элементами туроператорской работы, профессионалы, которым можно доверять. Думаю, что первые со временем объединятся в сети, а вторые останутся независимыми компаниями, предлагающими штучный товар.

STI: Какие турпродукты сегодня популярны у клиентов туристских фирм края?

И.С.: Алтайские туристы едут туда, куда предлагают федеральные туроператоры. В основном это по-прежнему Турция, Египет, Таиланд. Сейчас существует достаточно большой выбор авиарейсов на заграничные курорты из Новосибирска, Кемерово. Из Барнаула пока не очень много прямых чартерных программ, но география постепенно расширяется. VIP-туры у нас продаются, но редко. Многие туристы сегодня самостоятельно бронируют туры через интернет, но те, кто дорожит временем и не хочет рисковать качеством, всё же заказывают индивидуальные туры. По сравнению, например, с Новосибирском, таких туристов у нас меньше. Пока большинство выбирают программы из низшего ценового сегмента. Однако всё в истории происходит витками, и я надеюсь, что ситуация вскоре может измениться. Вспомните 90-е годы. Люди ехали в любом направлении, лишь бы за границу, но потом стали более разборчивы. Сейчас, когда туризм приобрел массовый характер, туристы пошли по аналогичной схеме: лишь бы дёшево, но за рубеж. Но сегодня среди клиентов стали появляться путешественники, которым интересен отдых, дающий не только удовольствия для тела, но и пищу для ума.

STI: В последние годы на Алтае активно развивается сельский туризм. Каковы его перспективы и сдерживающие факторы?

И.С.: Направление пока не такое капиталоемкое и рентабельное, чтобы быть популярным. Это наша экзотика. Но сельский туризм – это местный туризм. Не поедут в сельский дом на Алтай из Европы. Здесь целевая группа – жители крупных городов Сибири. Перспективы есть, но не самые радужные. Чтобы продажи сельского туризма превратились в бизнес, надо, чтобы эти предложения вошли в структуру продаж турагентств. Наверное, постепенно к тому всё и придёт. Но назвать сельский туризм прибыльным бизнесом я пока не могу.

STI: Руководитель Федерального агентства по туризму Александр Радьков во время своего недавнего визита на Алтай заявил о том, что туризм должен стать для нашей страны «второй нефтяной трубой», а Алтайский край - флагманом развития туротрасли России. Насколько, на Ваш взгляд, регион готов сегодня стать таким флагманом?

И.С.: Спрос на Алтай по-прежнему велик. Горный Алтай, Белокуриха, Горная Шория  – это наши многолетние хиты, несмотря на критику относительно дорогих цен и тарифов. Но для того, чтобы край стал флагманом в туристской отрасли, многое должно поменяться в головах у каждого из участников рынка. Мне кажется, что в первую очередь всё зависит от искреннего интереса к себе и своему региону. Мы должны сами полюбить Алтай и быть готовыми делать что-то для развития туризма здесь, тогда к нам поедут. А если мы будем говорить: у нас как в Швейцарии, только хуже, то кто поедет?

Парадоксально, но у нас практически нет экскурсионных маршрутов по Алтаю. А в мире второй по популярности вид отдыха, после пляжного, - экскурсионный. В будущем, как мне кажется, основная часть туристов устремится на Алтай не в активные туры с рюкзаком за плечами. Это будут экскурсанты, интересующиеся и природой, и историей, и этносом ... Я надеюсь, что у нашего бизнеса хватит благоразумия и ресурсов, чтобы заполнить эту нишу интересным и качественным турпродуктом.

Материал просмотрели 2519 посетителей
Подписка на ЭБ STI

Чтобы подписаться на Электронный бюллетень STI, заполните, пожалуйста форму